?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Уважаемый гражданин города Саратова Николай Андреевич Савин, спустя 80 лет после трагических для него событий у реки Березины, доверительно рассказывал историку и дипломату Константину Военскому: «Когда мы подошли к Березине, все части нашей армии собрались близ села Студянка. Мы искали возможности переправиться на другой берег вместе с остатками наполеоновской гвардии. Нужно было спешить. Но перебраться на другой берег, куда уже переправилась часть наших солдат, я не успел. Маршал Ней поручил мне охранять повозки с ценным грузом, принадлежащим штабу армии. В этот момент вдалеке показался казачий разъезд. На мосту сделалось невообразимое столпотворение; наш обоз не успел преодолеть и половину пути, как мост рухнул, лошади и люди оказались в воде»…

Это были слова некогда захваченного казаками Платова лейтенанта 2-го гусарского полка 3-го корпуса маршала Нея Жана-Батиста Николя Савена. Судьба этого человека, прожившего 126 лет и семь месяцев, исключительно любопытна.

Он родился 17 апреля 1768 года в Руане в семье полковника королевской гвардии Андре Савена. Окончил иезуитский колледж в городе Тур, а возвратившись в 1789 году в Париж, записался в Академию живописи, где обучался живописи в мастерской знаменитого художника Жака Луи Давида, став профессиональным художником. Потеряв в результате революционного террора своих родителей, живших при Версальском королевском дворе, Жан-Батист Савен в 1798 году поступил на военную службу во 2-й гусарский полк. С ним он прошел практически все главные военные кампании под руководством обожаемого им Наполеона.

И вот поход в Россию в составе 3-го корпуса Великой армии Наполеона. Савен участвовал во всех крупных сражениях войны 1812 года, в том числе и в Бородинской битве, за храбрость был награжден орденом Почетного Легиона. Затем в ноябре 1812 года он вместе с остатками армии отступил к рубежу реки Березины. То, что произошло дальше, Жан-Батист Савен помнил всю свою долгую жизнь.

Оказавшись в ледяной воде, после неудавшейся переправы, окоченевший от холода Савен сумел выбраться на берег, где его окружили донские казаки на взмыленных конях. Может быть, и прикончили бы они никому неизвестного лейтенанта Савена, если бы на его счастье не появился атаман Платов, велевший донцам оставить пленника. Чарка водки, преподнесенная Савену от имени донского атамана, окончательно вернула его к жизни.

В числе других пленников Савена отправили в город Ярославль, откуда в феврале 1813 года распоряжением высшего начальства его перевели в Саратов. На городской окраине Саратова, за Немецкой слободой, с сентября 1812 года находился огороженный лагерь, где в деревянных бараках проживали пленные офицеры и генералы Великой армии Наполеона. Столовую, баню, медицинский пункт, склады, конюшню и отхожие места пленники соорудили себе сами. К своему удивлению Савен встретил здесь и высокопоставленных персон – генерала Сен-Жени и принца Гогенлоэ. Помещенный с обмороженными ногами в военный лазарет Александровской городской больницы, Савен провел здесь долгих девять месяцев, где русские врачи спасли ему от ампутации ступни ног.

Осенью 1813 года, когда в Западной Европе войска под  командованием его обожаемого полководца Наполеона одну за другой одерживали победы над союзными войсками русских, австрийцев и пруссаков, Савен вышел из больницы вполне здоровым. С тоской душевной глядя на все, понял, что в этой глуши ему придется отныне жить, а может быть, и умереть…

Устроиться в новой жизни ему помог случай. Находясь в военном лазарете, он познакомился с саратовским генерал-губернатором Алексеем Давыдовичем Панчулидзевым, который инспектировал это лечебное учреждение и которому запомнился французский лейтенант Савен. Именно он помог Савену, после успешно выдержанного им экзамена, получить место преподавателя французского языка в Благородном пансионе при Саратовской гимназии.

После победы над Наполеоном и возвращения на французский престол Бурбонов русское правительство летом 1814 года приняло решение о возвращении французских пленников на родину. Однако Савен, успевший стать состоятельным и уважаемым саратовцем, решил не возвращаться в далекий Руан, где его никто не ждал и где в свои 45 лет ему все надо было начинать сначала.

Вот тогда-то он переменил свое пространное французское имя Жан-Батист Николя Савен на короткое русское – Николай Андреевич Савин. Впрочем, католической религии предков он остался верен до конца своих дней, став прилежным прихожанином собора Святого Климентия в Немецкой слободе Саратова. Он прекрасно освоил русский язык и женился на купеческой дочери Прасковье Сергеевой, с которой имел четверых детей. На заработанные от преподавательства деньги Савен приобрел домик с садом на улице Грошовой (по другим данным – Гороховой, а ныне улица Дзержинского), где занимался живописью, принимал почитателей и любопытствующих, ухаживал за цветами. Кстати, в 1999 году на этом доме была установлена мемориальная плита в честь Савена, в открытии которой участвовал посол Франции в России Юбер Колен де Вердьер.

В течение 60 лет Николай Андреевич Савин преподавал в гимназии французский язык, привив знания этого, в то время международного дипломатического, языка трем поколениям саратовцев. В числе его учеников был знаменитый в будущем публицист-революционер  Н.Г. Чернышевский.

Как художник-профессионал, Савин преподает батальную, портретную и пейзажную живопись для талантливых гимназистов. Николай Андреевич был частым гостем популярного саратовского салона известного художника Г. Баракки. В эти годы Савин написал несколько живописных работ, которые поместил в своей комнате: портрет своего кумира императора Наполеона, себя в форме лейтенанта 2-го гусарского полка и эпизод из Египетского похода 1798 года.

Значительную часть своего времени Савин посвящает изучению истории Саратова. Результатом его работы была первая история Саратова, написанная Савиным в период с 1823 по 1830 год. Одновременно он работал над мемуарами о походах своего кумира императора Наполеона.

Шли годы. Все дальше в историю отходили события войны 1812 года, все меньше оставалось французских участников и современников тех судьбоносных баталий, наконец, остался последний, и им был Николай Андреевич Савин. В 1893 году Савина посетил внук его первого саратовского покровителя генерал-губернатора А.Д. Панчулидзева Константин Адамович Военский, дипломат в отставке, известный историк Отечественной войны 1812 года, оставивший интересные записи: «Передо мной был ветеран «Великой армии», – писал Военский. – …Вглядываясь в морщинистое лицо старца, в эти как бы застывшие под влиянием времени черты, я невольно провел параллель между прошедшим и настоящим: я перенесся мыслями в ту достопамятную эпоху «войны и мира», когда 82 года тому назад этот удрученный годами ветеран – в то время бравый офицер – вступал в числе «двунадесяти язык», как враг, в пределы той самой России, которая теперь стала ему вторым отечеством и которую он любит не менее Франции».

После опубликования в санкт-петербургской газете «Новое время» пространной статьи Константина Военского «Последний из ветеранов «Великой армии» имя Савена-Савина приобретает всероссийскую известность. К уникальному свидетелю великих событий французской революции, эпохи наполеоновских войн зачастили любознательные гости. Знаменитый петербургский худож-ник-гравер  К. Адт, посетивший Н.А. Савина, написал его портрет.

Вспоминают о нем и на родине – во Франции. Последнему ветерану Великой армии Наполеона стали поступать письма от главы Петербургской французской общины Леона Кастийона, послания из далекой Франции. А молодой французский бакалавр литературы Эдуард Пикар, приехавший в Саратов изучать русский язык, многократно наносил визиты «нашему дорогому старику, почтившему меня самой теплой дружбой».

О последнем солдате Наполеона становится известно послу Франции в России графу де Монтебелло, который обратился к своему правительству почтить Савена, наградив его медалью Святой Елены. Ее вместе с дипломом Николаю Андреевичу Савину вручил саратовский губернатор князь Мещерский. В дипломе было написано: «ДОКУМЕНТ. Канцлер Национального ордена Почетного Легиона сим удостоверяет, что помянутая медаль Святой Елены  выдана ЖАНУ-БАТИСТУ НИКОЛЯ САВЭНУ, бывшему лейтенанту 2-го гусарского полка, прослужившему во Французской армии с 1797 по 1812 годы». Уже ослепшему от старости Савину слова, выгравированные на тяжелой бронзовой медали, зачитал князь Мещерский: «Napoleon, ases compagnons de gioire sa derniere pensee! 21.05.1821» («Последняя дума Наполеона –  о его сподвижниках славы!» И дата смерти Бонапарта). Эта медаль давала Савену право именоваться «сподвижником славы Наполеона», подчеркивая его военные заслуги перед Францией. Вместе с медалью пришло уведомление от французского военного министерства, за подписью военного  министра Франции генерала Мерсье, о назначении Савену ежегодной пенсии…

За два месяца до смерти ослепший Николай Андреевич Савин – Жан-Батист Николя Савен ощутил состояние высшего счастья – его помнили и в России, и во Франции.

Скончался последний солдат Наполеона 29 ноября 1894 года в своем саратовском доме. Постоянно навещавший его Эдуард Пикар писал, что «он умер или, лучше сказать, уснул вечным сном без малейших страданий… в седьмом часу вечера в возрасте 126 лет, 7 месяцев и 12 дней. Последний взор его был обращен на того, кто стал кумиром всей его жизни, – он глядел на портрет великого императора, написанный его собственной рукой и висящий у него над кроватью». В скорбные минуты ухода Савина из жизни рядом с ним находились его младшая дочь Евдокия и настоятель римско-католической церкви, саратовский декан граф Шембек.

…До самой смерти с благодарностью помнил Савен донских казаков и их знаменитого атамана Платова, которые взяли его в плен, обогрели, накормили, не дав погибнуть в глубоких снегах России…

P.S. В этой связи интересно, что русские участники и свидетели событий войны 1812 года намного пережили Савена, дожив до столетнего юбилея Бородинской битвы. В частности, ростовская газета «Приазовский край» в номере от 2 сентября 1912 года опубликовала снимок, на котором изображены ветераны Отечественной войны 1812 года: 122-летний Аким Винтанюк – участник Бородинского сражения, 120-летний Максим Пяточенков, наблюдавший отступление французов в городе Кирсанов, 118-летний Петр Лаптев – очевидец бегства Великой армии Наполеона, Гордей Громов (112 лет), Степан Жук (110 лет). В этой славной компании очевидцев событий войны 1812 года почетное место заняла и 107-летняя старуха, имя и фамилия которой для истории, увы, не сохранились.




Михаил АСТАПЕНКО, историк,член Союза писателей России,




академик Санкт-Петербургской Петровской академии наук.


источник http://www.pobeda-aksay.ru/2012/04/13/%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D0%B9-%D1%81%D0%BE%D0%BB%D0%B4%D0%B0%D1%82-%D0%BD%D0%B0%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%BE%D0%BD%D0%B0/
promo balanseeker september 19, 2018 00:25 58
Buy for 100 tokens
Фильм-исследование "Всемирный Потоп. Физика явления". В нем дается необычный взгляд на физику Земли. Вроде бы, совершенно разные природные явления, такие как перемежающаяся намагниченность вулканических пород, водородная дегазация, расширение Земли, эффект Джанибекова и другие,…

Profile

пингвин
balanseeker
Константин

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow