November 19th, 2013

пингвин НДП

Кому Дальний, а кому и ближний: Рогозин реализовал американскую мечту

Оригинал взят у voda_sysha_neboв Кому Дальний, а кому и ближний: Рогозин реализовал американскую мечту
Оригинал взят у dedeg0rв Кому Дальний, а кому и ближний: Рогозин реализовал американскую мечту
То, о чем так долго твердил Госдеп США, наконец-то случилось. Пока Рунет обсуждает трудоустройство Сердюкова, патриот Соединенных Штатов Рогозин реализовал давнишнюю американскую мечту. «Я не понимаю словосочетание «Дальний Восток», ‒ сказал вице-премьер, ‒ Он наш, родной восток. Это наша тихоокеанская зона. Так надо назвать ‒ Тихоокеанский регион».

Жажда интеграции и ресурсов
Консульство США во Владивостоке не скрывает своих целей: с начала 90-х годов Правительство США вливало в регион по 20 миллионов долларов в год, что составляет почти третью часть всех бюджетных ассигнований в России. Задача ‒ именно та, которую озвучил Рогозин: «создание условий для интеграции российского Дальнего Востока в экономику Тихоокеанского региона». Конечная цель ‒ «обеспечение рационального использования богатейших природных ресурсов региона».

В 90-х Госдеп США действовал аккуратно: спонсировала спасение всяких тигров и леопардов, как господин Кислярский ‒ беспризорников. Вот, например, в 1994-м госдеповская структура USAID финансировала создание парка «Зов Тигра». (файл pdf, стр. 11).

Однако, с приходом Путина ситуация изменилась. В 2001-м агентство США по международному развитию (USAID) открыло новую грантовую программу «США-Дальний Восток России: активное партнерство». Цель работы ‒ та же: дальнейшая интеграция региона в экономику Тихоокеанского региона.

В 2004-м проект «тихоокенизации» Дальнего Востока работал вовсю, заявляя все те же, рогозинские, цели: «стимулирование дальнейшей интеграции Дальнего Востока России в Тихоокеанский регион».

Американское имя для российского региона
Россиянами нынешняя гениальная идея Рогозина Госдепа США была озвучена только в 2006-м. Причем, была озвучена грамотно, технично. В книге «Стратегическое планирование на Дальнем Востоке: взгляд из центра и регионов» (файл pdf), во втором томе, среди текста, вдруг попадается такая фраза: «Дальний Восток (по-новому – Тихоокеанская Россия) является российскими воротами в Азиатско-Тихоокеанский регион».

Будто бы термин всем уже известен, будто бы только читатель еще не в курсе, что по-старому Дальний Восток уже никто не называет.

Издал книжечку Московский общественный научный фонд, а написали ученые из Дальневосточного Центра Экономического образования. Обе конторы ‒ вот удивительно ‒ давно и успешно работали на Госдеп США. МОНФ финансировался Фондом Форда, Институтом «Открытое общество», Фондом Макартуров и непременным агентством США по международному развитию (USAID).

Ну а Дальневосточный Центр Экономического образования совместно реализовывал проект «Содействие развитию среднего и малого предпринимательства в Приморском крае» на деньги все того же АМР США.

Заказчики торопят
Но от монографий пора было переходить к публикациям в прессе ‒ хозяева платят баксы, они же устанавливают сроки. И вот, в мае 2010-го появляется статья профессора Дальневосточного госуниверситета Николая Фокина «Российский Дальний Восток или Тихоокеанская Россия: где мы будем?»

ДВГУ издавна на за госдеповские бабки работает. И долларов не только на профессоров хватает: в 2008-м и студентов на смотрины в USAID водили.

В ноябре 2012-го ‒ очередной «пробный шар»: «Термин «Дальний Восток» изжил себя и не соответствует ни сегодняшней, ни тем более завтрашней роли восточных регионов России. Уместно говорить не о Дальнем Востоке, а о Тихоокеанской России, считают ученые Дальневосточного отделения РАН».

Спустя месяц ‒ следующая публикация ученого ДВО РАН: «Тихоокеанская Россия и интеграционные перспективы в АТР».

Чего ж удивляться, дальневосточные академики с 1998 года за деньги USAID работают. Причем не по своей инициативе, а по Постановлению губернатора Приморского края от 15 октября 1998 г. N 511.

Один из лидеров проталкивания госдеповского термина на замену родному Дальнему Востоку ‒ академик Бакланов. Тот самый, который за грант работал над проектом «Трансграничный диагностический анализ – программа действий для бассейна р. Туманной 2004-2006 годы». Основная цель данной работы ‒ оценить состояние и нарушения природной среды и биоразнообразия в регионе TumenNET.

Вы не помните такого региона в России, как и «Тихоокеанского»? Ну так знайте, что это тоже заграничная выдумка. Проект «TumenNet» ‒ это «региональное сотрудничество по решению глобальных эколого-ресурсных проблем Северо-Восточной Азии». Один из спонсоров проекта ‒ USAID (файл pdf, стр. 1, 48).

Первый НКО-шник
А почему же озвучивать теперь уже раскрученную американскую идею поручили патриоту Рогозину? Возможно, затем, чтоб не было подозрений, чтоб народ за чистую монету принял, чтоб не догадались люди, что это всего лишь один из этапов передачи ресурсов Дальнего Востока под фактическое американское управление.

А может и потому, что Рогозин начал работать на США еще в 1990-м. Именно тогда была создана международная неправительственная организация «Российско-Американский Университет» (РАУ, позже ‒ РАУ-Корпорация) и учрежден «Фонд Российско-Американского университета», Бостон, США. Юный Рогозин работал первым вице-президентом «РАУ-Корпорации». Которая за заслуги перед мировым сообществом уже в 1994-м была удостоена Приза Европейского Рынка.

Быть может, Рогозина уже ждет очередной приз...
promo balanseeker september 19, 2018 00:25 64
Buy for 100 tokens
Фильм-исследование "Всемирный Потоп. Физика явления". В нем дается необычный взгляд на физику Земли. Вроде бы, совершенно разные природные явления, такие как перемежающаяся намагниченность вулканических пород, водородная дегазация, расширение Земли, эффект Джанибекова и другие,…
пингвин НДП

Рука Москвы на горле регионов.

Оригинал взят у avramenko_konstв Рука Москвы на горле регионов.
http://www.rosbalt.ru/business/2013/11/18/1200806.html

Одна из главных загадок сегодняшней нашей действительности – оцепенелое спокойствие, с которым российские регионы въезжают в полноформатный экономический и социальный кризис.

Финансовое положение подавляющего большинства субъектов нашей Федерации ухудшается от месяца к месяцу. Еще в 2011 году сведение регионального бюджета с дефицитом было большой редкостью. Не потому, конечно, что собственные доходы оказывались больше, чем расходы — чаще было как раз наоборот. Но федеральный центр почти безотказно протягивал руку помощи, и губернаторы, повалявшись в ногах у нужных людей, привозили из Москвы достаточно денег, чтобы свести концы с концами.

В 2012 году суммарный профицит консолидированных региональных бюджетов упал вдвое, а за первые 9 месяцев нынешнего года, по подсчетам Федерального казначейства, и вовсе ушел в минус.

Причин три. Во-первых, федеральный центр стал выдавать меньше субсидий. Как-никак, кризис набирает ход, казна скудеет, а повышение трат на армию, полицейских, чиновников, депутатов, следователей, судей, тружеников пенитенциарной системы и всех прочих государевых людей никто и не думает отменять или притормаживать.

Во-вторых, региональные экономики, по причине все того же кризиса, с трудом держатся на плаву. По оценке специалистов Высшей школы экономики, собственные доходы субъектов Федерации за прошедшую часть года в лучшем случае кое-как поспевали за инфляцией, и то далеко не везде. Особенно сокрушительным для местных бюджетов оказалось сокращение доли прибыльных предприятий и вытекающий из этого двадцатипроцентный спад поступлений от налога на прибыль.

Наконец, третьей и, пожалуй, главной на этом печальном фоне проблемой стала необходимость выполнять прошлогодние "майские указы" президента Путина, предписывающие радикально повысить зарплаты бюджетникам. Шаг за шагом отступая перед нынешними реалиями во второстепенных пунктах этих указов, в главном Кремль неумолим. От региональных администраций с учащающейся периодичностью и растущей суровостью требуют отчитываться о том, как богатеют местные медики и учителя. Ничего не поделаешь – плачут, жульничают, подтасовывают статистику, но отчитываются. Так или иначе, но, по подсчетам ВШЭ, доля трат только на образование в расходах консолидированных региональных бюджетов выросла за последние три года на 5 процентных пунктов.

Из этого ни в коем случае не надо делать вывод, будто власти и в самом деле повернулись лицом к народному образованию. Федеральные расходы по этой статье уверенно сокращаются и, согласно бюджетному плану, так будет и впредь. Рост образовательных (равно как и медицинских) трат на местах связан всего лишь с увеличением зарплат. Но ведь медицина и образование — это системы, а не совокупности отдельно взятых работников. Кампанейское увеличение заработков персонала, при полном небрежении ко всему остальному, вовсе не приведет к тому, что лечить и учить станут лучше.

Не говоря уже о том, что оскудение местных бюджетов уверенно ведет к ухудшению работы всех систем жизнеобеспечения и к отказу от каких бы то ни было расходов на перспективу, будь то развитие инфраструктуры или простое благоустройство.

Разумеется, не всюду дела идут одинаково плачевно. К примеру, в Центральном федеральном округе бюджеты Москвы и Московской области сведены за 9 месяцев с крупными профицитами, в то время как бюджеты остальных 16 областей дефицитны. Похожая картина и на Северо-Западе. Петербургский и ленинградский областной бюджеты профицитны – по крайней мере, на сегодняшний день. А в бюджетах остальных восьми регионов уже и сейчас дыры, которые наверняка станут только шире к концу года. И так везде. Татарстан держится, а прочие регионы Поволжья в минусе. Большая часть этнических автономий, по традиции снабжаемых федеральными деньгами более аккуратно, чем остальные, смотрятся в бюджетном плане довольно благополучно. А богатейшие нефтеносные регионы Сибири в минусе, как и сердце нашей экспортноориентированной металлургии — Красноярский край. Иначе говоря, кое-где дела относительно неплохи, но в целом — очень и очень неважны.

Пытаясь проводить противоречащую реальности политику, которую им навязывают сверху, регионы не только экономят на том, на чем следовало бы экономить в последнюю очередь, но еще и влезают в долги. У 10 федеральных субъектов госдолг достиг 100% собственных ежегодных доходов — это уже прямые кандидаты в банкроты. Большинство других только начинают свое движение по этому пути, но вполне способны пройти его за пару-тройку лет.

Бюджетный кризис российских регионов по существу уже начался, хотя еще и не признается официально. Но в следующем году, если государственный экономический курс останется прежним, он станет фактом, очевидным для всех, включая власть.

Что можно сделать? Первое, что способно придти в голову нынешнему руководству страны — это еще разок пройтись наждачком по губернаторам. Между прочим, министр финансов уже предлагает внести в законодательство пункт, предписывающий карать неудачливых областных правителей: "Если губернатор довел область до банкротства, будут приниматься кадровые решения". По сегодняшним правилам, губернатор, кажется, выбирается народом, но это, конечно, сущий пустяк. Более сложная проблема – это то, что федеральные субъекты толкает к банкротству не столько губернаторская злокозненность, сколько безответственная политика федерального центра, неотъемлемой частью которого является беспощадный к региональным ротозеям Минфин.

Поэтому вторая мысль может оказаться более "гуманной" — напечатать побольше денег и разослать их на места. Пусть себе тратят и радуются. Правда, будет всплеск инфляции (которая, к слову, и так снова набирает ход). Но на год–другой политика заливания бюджетного кризиса деньгами – это выход. А вот дальше начнутся крупные проблемы, предчувствие которых пока что удерживает руку, тянущуюся к печатному станку.

Если всерьез отнестись к тому, чего сейчас требует действительность, то нужен секвестр государственных расходов. Силовых, спортивных и всех прочих, не являющихся абсолютно необходимыми. В том числе — и секвестр майских указов. А часть освободившихся в центре доходных источников надо передать регионам и муниципальным образованиям. Все это давным-давно назрело и перезрело, однако не делается и вроде как даже не планируется по-настоящему.

Почему? Причин, как всегда, много, но самая очевидная из них в том, что у регионов сейчас просто нет механизмов, позволяющих доходчиво разъяснить центру, что пора менять курс.

При советском режиме был ЦК КПСС, большую часть которого составляли областные первые секретари, по-нынешнему – губернаторы. Регулярно собираясь на свои пленумы, они оказывали неформальное, а иногда и неодолимое давление на центральную власть. В 1990-е годы губернаторский корпус задавал тон в верхней палате — с ней тогда считались.

Вертикализация власти превратила в марионетки и губернаторов, и мэров. Обратный процесс уже начался, однако идет куда медленнее, чем подступает кризис региональных экономик. Нынешний местный актив выглядит способным лишь хныкать и пресмыкаться. Но те же самые люди, если дела и в самом деле пойдут вразнос, начнут вести себя совсем иначе.

Хватка Москвы на горле регионов не так надежна, как кажется. И уж точно не вечна.

Сергей Шелин
Подробнее: http://www.rosbalt.ru/business/2013/11/18/1200806.html